eumedon-2

Разлив

Кусты в воде по макушку
на несколько недель.
На берегу варакушка
оттачивает трель.

Скрывается в кустарнике
и с раннего утра
катает в горле шарики
со звоном серебра.

И конкурентов нет ему,
и трель его чиста,
а солнце жжет по-летнему
открытые места.

Как бусины по лесенке,
сбегая со шнурка,
течет, струится песенка,
призывна и звонка.

Допел, вспорхнул - и нет его.
А, впрочем, се ля ви:
волшебней безответная
прелюдия любви.
eumedon-2

(no subject)

Говори о любви, не молчи,
легкий локон снимая с ключицы,-
завтра может совсем не случиться,
затеряться в бездонной ночи.

Не молчи, говори о любви
ерунду, чепуху, что попало,
не заботься, что этого мало -
у любви предпочтенья свои.

Говори, признавайся без слов
каждым вдохом, движеньем, участьем,
пеленая любимую счастьем,
нежным коконом радужных снов.

Говори, даже если внутри
немота - говори немотою.
Это после - травою, водою...
А пока - говори, говори.
eumedon-2

Принцесса на горошине

Все дороги запорошены
снегопадом небывалым.
Спит принцесса на горошине
под лоскутным одеялом.

Валит снег, поземка сердится,
дом до крыши заметая,
а принцесса спит - не вертится,
словно девочка простая.

Платье худенькое брошено
на видавшем виды стуле.
Сладко спи, моя хорошая,-
все вокруг давно уснули.

Спят дворцы, деревни, заимки,
короли, магнаты прессы,
принцы спят - и снятся замки им,
где, конечно, спят принцессы.

Даже снег уснул... Кончается
фитилек коптящей свечки.
Спит принцесса - улыбается
на горошине на печке.
eumedon-2

(no subject)

Дотянуть до весны, как до ближнего аэродрома:
до болтливых проталин, а там - до куртин сон-травы,
растянуться на солнце, хвоинки подбив как солому,
и смотреть безмятежные сны под плащом синевы.
Дотянуть - как ладонь протянуть через реки и пашни
до заснеженных гор, их горячечных каменных лбов.
Что еще превращает сегодняшний день во вчерашний,
что еще меня держит на свете - так это любовь.
Дотянуть до весны, совершить над собою усилье:
не жалеть, не стонать, не считать каждый прожитый час.
Режет боль под лопатками - там пробиваются крылья
беззаветной любви, до конца опекающей нас.
eumedon-2

(no subject)

Из шума ночного
рождается слово,
сказаться не хочет -
но горло щекочет.

Жалею немного
творившего Бога -
ведь трудно, в реале,
быть словом вначале.
eumedon-2

(no subject)

Вся зима без снега, отчего - кто знает?
Может быть, ангелы не долетают?
Разбрелись по запутанным адресам,
заблудились в небе, как Мандельштам?
Приоткрой окно, сними с двери цепочку,
не борись с бессонницей в одиночку.
Приглядись: облаков серебристая стая
машет крыльями медленно, пролетая.
eumedon-2

(no subject)

Щиты о плитку грохотали,
гвардейцы шли в привычный бой,
а молодого космонавта
несли с разбитой головой.

Он пал не от ножа смутьяна,
вонзенного наискосок,
а от бумажного стакана,
ребром пробившего висок.

Прохожий молвил: - Милый мальчик!
Несите бедного домой,
и он как пресловутый зайчик,
тотчас окажется живой.

Получит орден и квартиру,
и званье новое дадут,
а молодого дебошира
навек в кутузку заметут:

пусть знает, сука, как законы
в стране народной нарушать
и вундервафлей из картона
гвардейцев доблестных пугать.

Пускай рыдает мать-старушка,
он сам стал ейным палачом,
ходя на митинги с подружкой
с бумажной бомбой под плащом.
eumedon-2

(no subject)

Выбирай кого хочешь, не выбирай -
посчитают как надо, холоп не охнет.
В свое время каждый отправится в рай,
а крыса на мостике - просто сдохнет.
Будет лживый плач и счастливый смех,
пару дней на колах потреплет мочала, -
и опять потечет, словно мартовский снег,
ручейковая жизнь без конца и начала.
eumedon-2

каламбуры королёву

блажен кто сплел с лакуной рифмы
и обходя лагуной рифы

держал в уме иные дали
где в жарком сне и мы летали

кто пел как жил плетя виденья
как положило провиденье

чтоб свой последний вдох наверно
исполнить столь же вдохновенно
eumedon-2

Еще из фейсбука Максима Кантора

российское население легко согласилось с возможностью ядерной войны: - в том случае, если продвижение скверного медобслуживания на Крымский полуостров не состоится, всю планету можно уничтожить.
С уничтожением планеты Земля (если Крым не удастся захватить, то и земная цивилизация ни к чему) примирились - а вот допустить исчезновение В. Путина из кресла президента допустить невозможно. Представить что мир обратился в ядерный пепел граждане готовы, эту концепцию представили ведущие телепрограмм и журналисты Известий; - и граждане сочли план перспективным. А вот представить, что маленький человечек ушел из Кремля - им невозможно в принципе.
Состояние умов, при котором человечек превосходит планету в значимости, считается нормальным.
Между тем, следует допустить, что маленький человечек хотя бы равен планете (поскольку суть производное от нее), а не превосходит ее. И, соответственно, имеется иной план развития событий. Человечек может уничтожить планету, но и планета может уничтожить человечка.
Вообще говоря, человеческая жизнь и жизнь империи, история стран и народов - конечны. Это простой закон: дерево умирает, корова дохнет, держава перестает существовать. В данном утверждении не содержится унижения Российской державы, как нет унижения человека в признании факта его бренности. Пушкинский вопрос "славянские ль ручью сольются в русском море, оно ль иссякнет - вот вопрос" - имеет ровно два ответа. До поры - ручьи сливались, потом море иссякнет.
И самое время подумать о том, что есть ценности превосходящие существование маленького человечка (или большой державы). Сострадание, уважение к другому, моральный императив, любовь к детям - все это значительно важнее, нежели существование державы. Несопоставимо важнее. И если вас, граждане, уверяют, что любовь к детям зависит от того будет существовать маленький человечек или нет, то имейте в виду: вас обманывают.
Источник